vodolaz

Евровидение 2015: механизм промышленного шпионажа нового поколения

Евровидение 2015 запомнится многим исключительно, как своего рода синтез плагиата и новомодных трендов субкультур. Первый полуфинал конкурса четко и ясно дал понять: ничто не может удивить после госпожи Вурст. Колбасная принцесса, возможно, будет последней из могикан в истории Евровидения. Неповторимый шарм бесполого ламберсексуализма, убийственная мимика и отсутствие тени стеснения сделали Кончиту мужиком с большой буквы (коих в Восточной Европе днем с огнем не сыскать).

Но истинный секрет Вурст в том, что это миловидное создание умудрилось украсть у всех по-немного, тем самым превзойдя своих предшественником собирательным образом.

Бессмысленно толочь воду в ступе и обрекать на муки других плагиаторов, собравшихся под крышей венского (отнюдь не бального) зала. Смысл ныне есть лишь в одном, надеяться на появление «Сверхновой», которая бы затмила своим нестандартным подходом (читай — безумием) звезду австрийского гиперсексуала.

Нынешнее же Евровидение 2015 — это слабо отлаженный механизм промышленного шпионажа нового поколения. Украденные образы, наряды, лица и даже голоса. Ничего настоящего, стоящего и достойного хотя бы толики интереса незатейливого меломана.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *